Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Разработана совместно с Eco-Joom.com

История породы

Езда на собаках в течение многих веков была важнейшей частью традиционного образа жизни северных народов. Специалисты полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях. Еще в эпоху неолита на побережье Северо-восточной Азии, на территории современной Якутии, собак начали использовать для езды и охоты. Это объясняется тем, что в тундровом и прибрежном Заполярье часто не было других животных, пригодных для перевозки грузов, но существовала возможность добыть и заготовить корм собакам на долгую зиму.

 

Этнографы М.Г.Левин (1946), и А.В.Смоляк (1978) и другие отмечают, что с древнейших времен вплоть до наших дней для аборигенов Севера и Дальнего Востока ездовые собаки всегда были универсальными животными; на них ездили и перевозили грузы, их мясо употребляли в пищу, а из шкур шили зимнюю одежду, собака была культовым животным.

В начале 90-х годов 20 века в Якутии на острове Жохова была обнаружена охотничья стоянка, которую обследовал петербургский археолог Владимир Питулько. Он нашел остатки нарт, собачьей упряжи и хорошо сохранившиеся кости собак. Исследования  радиоуглеродным методом показали, что возраст находок составляет 7800-8000 лет. Это самая древняя стоянка в высокоширотной Арктике.

В то время как технология езды на собаках у народов Северной Америки осталась на достаточно примитивном уровне, коренные народы и русские старожилы Севера, Сибири и Дальнего Востока России добились больших успехов в технике езды, подготовке собак и управлении ими. Р. Амундсен, побывав в 1920 г. с Корена Юхана на  Колыме (Русское устье, Походск, Нижнеколымске), писал: "…в езде на собаках эти русские и якуты стоят выше всех, кого мне приходилось видеть".

Особым достижением является северо-восточная нарта, называемая колымской. Легкая, собранная без единого гвоздя только на ременных связях-амортизаторах, она обладает большой упругостью и прочностью и лучше всех других конструкций пригодна для езды по неровной местности, среди камней и торосов. Полагают, что эта нарта  существует без особых изменений с эпохи неолита до  наших дней  в двух вариантах - грузовом и скоростном.

Благодаря ездовым собакам были совершены многие географические открытия и освоение человеком Арктики. Так, оба полюса Земли покорены на собачьих упряжках: в 1907 г. Ф. Кук и в 1909 - Р. Пири с их помощью достигли Северного полюса. А в 1911 г. Амундсен водрузил флаг Норвегии на Южном, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды за 99 дней 2980 км.

Для освоения Аляски американцы вплоть до 20-х годов ХХ  века вывозили собак с Колымы. "Дайте мне зиму и собачью упряжку, а остальное возьмите себе!" Сказавший эти слова знаменитый путешественник Кнуд Расмуссен осуществил самое грандиозное в истории человечества путешествие на собаках. Восемнадцать тысяч километров прошел датский этнограф со своими спутниками от Гудзонова залива до Чукотского полуострова. Вспоминая "Великий санный путь", он впоследствии писал: "Меня охватывает горячее чувство благодарности к нашим терпеливым, неприхотливым собакам. Мы трудились, выбивались из сил, заодно с ними, работали дружно - как только могут работать живые существа, помогая друг другу..."

В России, начиная с посланной Петром I Великой северной экспедиции, и до 70-х годов прошлого века ни один арктический поход не обходился без ездовых собак. Используются они и сейчас, несмотря на широкое распространение современной техники.

Первое письменные упоминания о собаках, живущих на территории Якутии, относятся к 1633 году. В этом году был совершен первый морской поход из реки  Лены. Во главе отряда, состоявшего из Енисейских и Тобольских казаков, стоял Енисейский пятидесятник Илья Перфильев . В результате этого похода были сделаны ряд географических открытий. В частности, были открыты  реки Оленек, Яна, Индигирка, положив тем самым начало освоению и заселению Колымо-Индигирского края.

Новый этап морских походов по арктическим морям начался в 1642 году. Главными его действующими лицами были казаки и промышленники отрядов Дмитрия Зыряна (Ярило), Михаила Стадухина  и Семен Дежнев (Русские полярные мореходы из промышленных, торговых и служилых людей XVII-XIX вв.). В 1643 году мореходы достигли устья реки Колымы. Поднявшись по ней, построили зимовье, получившее название Колымского.

В документах того времени реки Оленек, Яна, Индигирка  и Колыма именовались «Собачьими реками» этот термин имеет свое объяснение. В Сибири реки на северо-востоке разделяются на «собачьи» и «оленные». На реках, богатых рыбой, легко можно заготовить юколу, вяленую рыбу для собак, поэтому их назвали собачьими. На тех реках, где рыбы нет или ее мало, для транспорта используются олени, поэтому эти реки именовались оленными. Служба на собачьих реках была труднее, так как было необходимо постоянно добывать корм собакам — ловить рыбу и охотиться.

Французский полярный исследователь Поль-Эмиль Виктор в книге «Ездовые собаки — друзья по риску» утверждает, что первым в 1850 г. использовал собачью упряжку в полярных исследованиях шотландец Мак-Клинток. Но это неверное утверждение. Еще в 1742 г. штурман Российского флота Семен Иванович Челюскин совершил беспримерное путешествие на собачьих упряжках. Пройдя около 4 тыс. верст с территории Якутии до Таймырского полуострова, он впервые достиг северной оконечности Азии — современного мыса Челюскин.   Тысячи верст  прошли на собаках Харитон Лаптев, Никифор Чекин ( Ленско-Енисейский отряд (1735—1742) ).

В 1843 году в свет вышла 1 часть книги Ивана Яковлевича Павловского «Руководство к географии Российской империи» в этой книге в впервые описана Якутская лайка как «особенная порода», которая «является необходимым домашним животным, употребляющимся для езды и охоты». В этой же книге сообщается, что Якутские лайки использовались для «почтовой гоньбы» 1839 году в Якутской области в зимний период для почтового сообщения из г. Якутска в г. Охотск и далее на Камчатку использовалась до 20 саней (нард), «которые использовались для перевозки тягостей. В сани запрягалось, обычно 10 собак: по 2 в ряд на длинном ремне, с передовой одиннадцатою. Так они везут тягости от 25 до 35 пудов, пробегая в день до 80 верст, а на легкой езде эти же собаки пробегали в день до 140 верст»

Согласно материалам этнографа В. Туголукова о колымо-индигирских упряжках середины XIX в.  средняя скорость таких упряжек  по бездорожью на длинных дистанциях составляла до 10 км/час, на трассах зимних дорог длиной в 200-250 км - до 15-17 км/час. Легковая нарта могла пройти 250 км за 15 часов, 750 км - за 3 суток. По хорошей дороге упряжка из 12-14 собак везла неограниченно долго до I т груза, по бездорожью - не более 500 кг.

Первое упоминание о численности Якутских лаек можно встретить в книге «Статистические таблицы Российской Империи»,  изданной  Министерством внутренних дел Российской Империи в 1856 году под редакцией А. Бущев: "В Якутской области показано 15 157 собак употребляемых там для езды".

В 1862 году Императорским Русским географическим обществом был издан «Географическо-Статистический словарь Российской Империи, 1-й том », составленный Петром Семеновым. По данным этого издания в Верхоянском Улусе «к домашним животным, весьма важным для жителей, принадлежат собаки: их в большом числе держат жители, которые их употребляют  для охоты и езды по тундре: число их до 4000 собак»

Первое описание содержания и использования Якутских лаек можно встретить в «Обозрении экономического состояния, статистики российской империи 1849 год» составленное профессором Г. Горловым «Якуты для езды и перевозки тяжестей употребляют собак. Круглый год собаки проводят на открытом воздухе; летом вырывают себе в земле яму для прохлады или лежат в воде, избавляясь от комаров. Зимою ищут убежища под снегом и, свернувшись в глубоких снеговых ямах, прикрывают морду мохнатым хвостом. Вскармливают большой частью одних кобелей, а сук бросают. Откармливание и обучение собак для езды составляет главнейшее занятие рыбачьего жителя. Самых проворных и смышленых собак впрягают впереди. В разъездах по обширным тундрам, в темные, туманные ночи, или сильные метели, когда путешественник, ни зги не видя пред собою, находится в опасности замерзнуть или погибнуть под снегом, обученная передовая собака не редко спасала от смерти и приводила в поварни, где хоть раз была, или в другое убежище. Уже это одно делает собак необходимыми; их чутье и инстинкт в пустынях заменяют компас...  В 1821 году сильное поветрие истребило большую часть собак на берегах Лены, Индигирки и Колымы, так что у одного семейства осталось из 20 собак только 2 щенка: хозяйка вскормила их своею грудью на ровне с ребенком — до такой степени собак почитают необходимыми. Таким образом два щенка сделались в последующим родоначальниками многочисленного поколения»( имеется в виду в этом селении).

Первым исследователем, который подробно описал Якутскую лайку, был Владимир Ильич Иохельсон .  В 1894-1896 гг. В. И. Иохельсон работал в организованной Русским Географическим обществом Сибирской экспедиции: изучал народы Колымского округа и северной части Верхоянского округа.

В течение 1894-1900 гг. были опубликованы первые работы ученого по исследованию  жизни  юкагиров, якутов, чуванцев, чукчей, эвенов, эвенков, русских.

Ученый составил русско-юкагирский и юкагирско-русский словари; представил несколько юкагирских текстов с переводом и грамматическим разбором, юкагирские письма и чертежи на бересте, архивные выписки и около 100 архивных документов, этнографическую коллекцию, путевые записи; собрал материалы по фольклору, лингвистике, антропологии, семейным отношениям, религии, обычаям, материальной культуре и экономике юкагиров.

В книге Иохельсона мы читаем: «Домашний скот якута - лошадь, бродячих народностей - олень, а речных жителей и так называемых «сидячих» - исключительно собака; но все эти животные приспособляются к содействию человеку на охоте. Впрочем, о собаке, следующей за человеком под все широты, необходимо прибавить, что у каждой из народностей округа она является самым надежным товарищем во время промысла зверей. В то время как лошадь и олень - пассивные, несознательные и невольные помощники, собака, как умный хищник, является активным и сознательным промышленником, руководящим нередко другим хищником - человеком».

«Ездовая собака, - пишет Иохельсон, - составляет рабочий скот не только безоленных кочевников и «сидячих речных жителей, русских и обрусевших инородцев, но и большей части скотоводов-якутов. За исключением юго-западной части округа, в каждой якутской юрте найдете 5-4 собачки, на которых возят дрова, лед и производят другие хозяйственные работы. Ростом полярная собака невелика, вышина ее в плечах 50-60 см. Бывает и несколько выше, но многие ездовые собаки, в особенности у Якутов, поражают вас своим малым ростом. Маленький рост рабочих собак можно, впрочем, объяснить теми же причинами, почему у наших крестьян маленькие лошади: на 5-6-месячных щенках, которых почти не кормят, бедные люди уже возят дрова и воду. У состоятельных хозяев собаки, пользующиеся лучшим уходом, всегда рослее.

По наружному виду местная ездовая собака со своими стоячими ушами, косым разрезом глаз, густой шерстью, широкой и относительно большой головой, острой мордой и спущенным (когда она не в духе, устала или ест) пушистым хвостом, весьма походит на волка.»

Владимир Ильич Иохельсон первый описал Якутску лайку и выделил её отличие от остальных собак Северо-восточной Азии

Преобладающая масть колымского отродья Якутской лайки, по Иохельсону, «серая, серо-желтая, пестрая, то есть белая с серыми или черными пятнами» «Ноги сравнительно толсты и коротки; грудь, которой тянут нарту, прекрасно развита; шея толста и коротка. Морда необыкновенно хитрая, с меланхолическим или угрюмым выражением».

Та же ездовая, по Иохельсону, в одно и то же время и «промышленная», «с хорошо развитым обонянием, но еще с лучшим слухом и зрением. Почти круглый год на привязи, но предоставленные самим себе, они отлично умеют себе находить пищу в виде мышей, куропаток, уточек и других птиц и мелких зверей. В обществе загрызают оленя, корову, а голодные нападают на лошадь».

Интересно, что «колымские собаки во время езды свирепеют и даже опасны для встречного человека... Что касается охоты, то по птице они бесполезны: мешают и разгоняют лесную и болотную птицу».

«Впрочем, - говорит Иохельсон, - самый промысел птиц, для которого собак не употребляют, носит там совершенно иной характер, чем у нас. Вообще этих собак никто не учит. Хорошая промышленная собака является самобытным талантом. Собственно говоря, всякая из местных собак умеет отыскивать след зверя и преследовать его, но не у каждой хватает азарта и смелости, чтобы довести преследование до конца».

Часто на старых фото мы видим лаек с купированными хвостами. Это делали от сглаза и плохих духов (шаманские верования). Хотя скорей всего играл факт необходимости, а только потом разные верования и традиции, поскольку основным методом лечений инфекционных болезней у собак в те годы было «отрубание хвоста». Заболел щенок, ему хвост, как не нужную опцию, убирали. Собаки часто обмораживали  хвосты, обламывали и получали разные травмы во время драк и длительных переходов, все это начинала гнить и каюры лечили, просто отрубали остатки.

Особый вклад в описание породы Якутской лайки сделала М. Г. Дмитриева-Сулима, описав Якутских собак и охоту с ними в своей книге «Лайка и охота с ней» 1911 года издания.  «Эта собака по качествам принадлежит к породе северных собак и населяет Колымский округ, вернее р. Колыму с притоками. Исторически известно, что триста-четыреста лет ее заставляют главным образом нести обязанности тяглового животного, которые не погубили еще ее охотничьих инстинктов, а последние, не будучи развиваемы или поддерживаемы человеком дрессировкой и охотничьим воспитанием, все же сохраняясь, дают ему возможность позиционировать животное, как охотничью породу, меньшинство из них годно для охоты на крупного зверя, почти все лают белку, большинство несут обязанности ловчей собаки по лисицам и песцам, то есть по тому зверю, который, как известно, наиболее распространен в округе и составляет главный объект охоты местных жителей. И здесь северная собака стала тем, чего от нее захотел человек».

Вплоть до 1960-х годов собачьи упряжки были важным, иногда даже единственным видом зимнего транспорта северных регионов России. Ими пользовались не только местные жители, но и все государственные службы, включая пограничные войска, почтовую службу и научные экспедиции. По архивным данным на конец 50 годов XX в в северных районах Якутии насчитывалась до 3000 полных упряжек – это примерно 33000 собак.

Территория Якутии огромна - это Леса, Степи, Горы, Тундра, Пустыни, Болота и.т.д. Везде разные условия проживания, объединяет все суровость климата.

 

Якутская Лайка называется в текстах исследователей по-разному – Якутская, Колымо-Индигирская, Янская, Колымская, Эвенская, Верхоянская, Индигирская, Арктическая, Походская. В основном это название местности - ареала обитания породы Якутская Лайка. Все исследователи отмечали, что это очень сильная, выносливая собака, с крепким костяком, среднего роста, с хорошо развитым шерстяным покровам и светлыми глазами,  как у полярного волка. Многие  замечали сходство Якутской Лайки с волком, а  некоторые полагают, что Якутская Лайка является ближайшим его родственником.

Якутская Лайка абсолютно неприхотлива в содержании,  прекрасный помощник человека в его путешествиях по бескрайним просторам Севера, у нее отличные охотничьи инстинкты. 

Необходимо отметить, что Якутская лайка  формировалась в достаточном отдалении от всех ареалов развития лаек, отдельные случаи метизации с другими лайками не оказали существенного влияния на породу, все размывалась в огромном поголовье (по некоторым свидетельствам собак было более 100 тысяч). Все это было актуально до середины ХХ века, пока популяция Якутских лаек была значительна и стабильной.

Новейшая история северных лаек трагична. На территории России до 1950-х годов существовали следующие аборигенные ездовые собаки: гиляцкие (амурская и сахалинская группы), камчатские (ительменская и корякская группы), анадырские, чукотские, якутские (индигирская и колымская группы), енисейские (несколько групп). В 1954-1958 годах все аборигенные группы ездовых собак были «упразднены» с объединением их в единую породу «северо-восточная ездовая собака». Однако и эта сборная «порода» была исключена из официального списка отечественных пород  в конце 60-х годов. Это связано с началом широкомасштабного индустриального освоения Севера, когда снегоходы и вертолеты с их скоростью и грузоподъемностью активно вытесняли собачий транспорт.

Государство признало экономически нецелесообразным использование собак в натуральном хозяйстве народов Севера. Начался настоящий террор против ездовых собак, их безжалостно истребляли,  и это исторический факт: сохранились воспоминания коренных жителей о расстрелах собак! Под страхом наказания люди прятали своих собак, но поголовье северных собак резко и сильно уменьшилось. В это же время государство решило объединить породы лаек и появились породы, не существовавшие в природе: Восточно-Сибирская лайка, Западно-Сибирская лайка и Русско-Европейская лайка, объединившие  несколько десятков  уникальных естественных пород лаек. Конечно, отбор и селекция производились по лучшим качествам (в основном, охотничьим), однако всего лишь по трем стандартам. И это стало трагедией для многих аборигенных пород лаек, поскольку такое объединение и вмешательство государства в естественное развитие  привело к почти полному растворению их в трех искусственно созданных породах и утере собственной  уникальности и самобытности. 

Ситуация с ездовым собаководством в России получила дальнейшее обострение в период распада Советского Союза.

В 1993 году Государственная комиссия Российской Федерации по иcпытанию и охране селекционных достижений, внесла в «Государственный реестр пород животных, допущенных к использованию» породу Якутская лайка (номер реестра 9358072, порода / охотничья (лайка), служебная (ездовая)

В 1953 году на Севере было более 33 тысяч ездовых собак. А в конце 90-х мы смогли отобрать только около 30 собак. Нет, собаки были и есть сейчас, но в целом популяция очень сильно пострадала. На сегодняшний день я оцениваю количества Якутских лаек (колымо-индигирского типа) от 2 до 4 тысяч собак.

 

В 1998 году группа энтузиастов В.З. Дьячков,  Г.П Арбугаев, С.В. Городилов, Сидорова Л.И. решила возродить породу Якутская лайка, тогда же были привезены первые собаки, которые и стали основным ядром современной популяции Якутских лаек. Совместно с Якутской Республиканской Ассоциацией Собаководов в течении нескольких лет велась работа по разведению собак и составлению стандарта породы.  В 2004 году Российская Кинологическая Федерация рассмотрела стандарт и приняла его за основу.

Городилов С.В.